На минус дает – Почему минус на минус всегда даёт плюс?

Минус на минус даёт _? Глава 3. ← Свои Персонажи ← Фанфики

Глава 3.
Палатка номер двадцать сорок девять минут спустя. Аира, довольная плодами своих трудов, мечтательно улыбается и перекладывает получившиеся в результате смешивания массы веществ разнообразнейших цветов, но примерно одинаковых консистенций из глиняных горшочков на пустые свитки и запечатывает их. Затем куноичи достала миниатюрные маломощные взрывные свитки для тренировочных спаррингов и свои любимые сенбоны. Часть сенбон Аира обмотала маломощными взрывными свитками, а часть – самодельными. «Значит, ты можешь потратить чакру и это никак, ну абсолютно никак не скажется на результатах нашего спарринга, да, Гаара? Посмотрим, как ты запоешь, когда я выложусь на все сто процентов. Я научу тебя считаться с семьей Тобоширо, неужели ты решил, что тобоширцы получают джонинство за красивые глазки? Ты у меня на своих ногах с полигона не выйдешь, это я тебе как истинная тобоширка обещаю». На фоне оскорбления родного клана симпатичность Гаары мгновенно была позабыта. «Так-с, все готово, теперь рассую по карманам и пойду на полигон, разогрею мышцы».
Выйдя из палатки, Аи увидела медитирующего противника, струйки песка так и вились вокруг него.
«Значит, будим «медитировать» до последнего, а потом сразу телепортируемся на полигон, даже не разогрев мышцы?» - начал закипать с новой силой гнев куноичи. «И он даже не считает подобное поведение оскорбительным?!»
- Тратишь чакру прямо перед спаррингом, не собираешься разогреваться, не считаешь нужным подготовиться к спаррингу с шиноби клана Тобоширо? – не выдержав, подошла Аира вплотную к джинчурики Шукаку. – Своим поведением ты показываешь пренебрежение ко мне как к куноичи и заодно к моим наставникам.
- Я вовсе не оскорбляю тебя, - спокойно возразил шиноби, не открывая глаз.
«Даже смотреть на меня не хочешь?!»
- Да неужели? Я тебе как куноичи клана Тобоширо обещаю, что с нашего спарринга ты на своих ногах не уйдешь, это научит тебя уважать военную подготовку тобоширцев, - прошипев эти слова, злая, как не выспавшийся черт, Аира пошла к полигону.

«Надо успокоится, надо успокоится. Сабаку но Гаара – гений, я смогу проучить его, только если успокоюсь. Но его пренебрежение меня злит. Так-с, надо отвлечься» - за этими мыслями Аира сама не заметила, как дошла до полигона.
- Доброго дня, Нвон-сан, Ревью-сан, - вежливо поздоровалась куноичи с инструкторами. Те ответили небрежными кивками. Аира выбросила все злящие её мысли из головы и стала разминаться. «Он сильный, очень сильный и умный. Но его оружие – песок, наполненный чакрой, а я могу чувствовать её малейшие завихрения. Нынешний джинчурики Шукаку любит держать дистанцию, все время держаться на расстоянии тринадцати с половиной метров просто нереально, особенно когда я начну применять «бомбочки», он сразу же захочет разорвать дистанцию. Но это спарринг, полигон не такой уж большой, уйти на пятьдесят и более метров глупо, да я и не дам. Пожалуй, я приму эту горькую гадость». Куноичи неохотно вытащила из подсумка ярко-желтую пилюлю и проглотила её. «Итак, теперь я буду чувствовать малейшие завихрения чакры на расстоянии сорок два целых три десятых метра безо всякого напряжения, не отвлекаясь от боя. Правда, я ещё ни разу в жизни не сражалась против подобных техник, надеюсь, я справлюсь. Да, я справлюсь, ведь это бой за честь семьи».

Едва Аира закончила разогрев, как на полигон песчаным вихрем перенесся её противник.
«Тварь», - ласково скалясь, подумала куноичи и нежно обхватила ладонью рукоять своей камы. «Ничего, я научу тебя экономить чакру, изукрашу тебя всего ссадинами и синяками».
- Для начала предлагаю Вам легкий ученый спарринг минут на пятнадцать … - начал было Ревью, но был перебит.
- Исключено. Сабаку но Гаара высказал пренебрежение ко мне, как к шиноби клана Тобоширо, поэтому это будет полноценный жесткий спарринг, по итогам которого Сабаку-сан научиться уважать клан Тобоширо, - твердым холодным тоном сказала Аира, прекратив скалиться.
- Ты наверняка не так поняла его поведение, - занервничал Нвон, Ревью согласно кивнул, он тоже не хотел неприятностей.
- Даже если и так, вызов уже брошен и не может быть забран назад, ибо речь идет о чести клана Тобоширо, - несколько высокомерно ответила куноичи.
Инструктора встревоженно переглянулись. При таких условиях они не могли запретить жесткий спарринг, т. к. тогда куноичи клана Тобоширо стала бы просто преследовать оскорбившего её клан шиноби и всё равно подралась бы с ним при первой же возможности. А поскольку их поселили в одной палатке, то лучше уж дать рассерженной тобоширке возможность выпустить пар сразу. Однако и разрешить жесткий спарринг с джинчурики они не решались, опасаясь различных негативных последствий. Неизвестно, какое решение они бы приняли, но тут заговорил сам предмет их переживаний:
- Я согласен на жесткий спарринг.
- Что ж, в таком случае у нас не остается выбора. Однако даже в жестком спарринге нанесение оппоненту переломов нежелательно, - сказал Ревью. – Начали!
Инструктора переместились за пределы полигона и стали наблюдать за ходом спарринга. Гаара, по своему обыкновению, не стал ни разрывать дистанцию, ни атаковать первым. Аира сходу швырнула в противника гроздь мелких звездочек таким образом, что песчаная автозащита джинчурики полностью перекрыла ему обзор спереди. Воспользовавшись этим, куноичи мгновенно подобралась поближе и метнула в Гаару пару взрывных сенбон. Естественно, песок защитил своего владельца и даже контратаковал, но куноичи ловко увернулась от песчаных щупалец и метнула в них пару сенбон с детскими шалостями. Послышались хлопки, странная масса пролилась на песок и впиталась в него. Тем временем Аира продолжала подбираться к Гааре поближе, заодно метая то звездочки, то сенбоны с взрывными свитками в область его обзора, не давая тем самым противнику увидеть происходящее.
Похоже, джинчурики Суны надоело видеть лишь мельтешение своего песка, он заменил себя на песчаного клона. Сенсор не мог не почувствовать этого, но Аи предпочла сделать вид, будто поверила и продолжила как ни в чем не бывало прорываться к клону. В свою очередь, Гаара специально уменьшил скорость песка, защищающего его клона. Куноичи с легкостью прорвалась к клону и, делая вид будто готовиться метнуть в клона пару сенбон, на самом деле сложила несколько печатей. В тот момент, когда куноичи должна была прибить клона сенбонами, со спины к ней перенесся настоящий Гаара, Аира тут же развернулась к нему и, зарядив каму чакрой молнии, метнула её в противника правой рукой, одновременно кидая левой рукой взрывной свиток стандартной мощности себе за спину (то бишь в клона). Глаза Гаары удивленно расширились, он невольно подался назад, хотя его автоматическая защита сработала и в этот раз, плотным щитом встав на пути ссыпающего молниями лезвия камы. Пока Гаара удивлялся столь неожиданной и быстрой контратаке, куноичи, оказавшаяся между джинчурики и его песком, отпрыгнула из опасной зоны немного вбок и метнула в своего противника с десяток сенбон с детскими бомбочками. Песок защитил своего владельца, попутно вновь пропитываясь неизвестным веществом.
«Ещё чуть-чуть». Аи резко потянула цепь на себя, вытаскивая каму из облепившего её песка. Гаара попытался перенестись за спину куноичи, пока та занята спасением своего оружия, но та, не глядя метнула дымовую шашку в предполагаемую траекторию его переноса, вынуждая тем самым своего противника отступить. Правда, шиноби все равно послал в появившуюся дымовую завесу немного атакующего песка, не зная, что против сочетания сенсорных способностей Аи с её первоклассной скоростью столь малое количество бесполезно. Между тем тобоширка вытащила свою каму из песка джинчурики и метнула в противника последние сенбоны с детскими шалостями. На сей раз Гаара увидел, как какая-то дрянь впитывается в его песок, но не успел ничего предпринять, поскольку Аира быстро сложила пару печатей и выкрикнула:
- Запах подгоревшей каши! [Что Вы хотите от названия, его придумали играющие в ниндзя юные тобоширцы два поколения назад, поэтому и название такое смешное].
В тот же момент в пропитавшемся детской шалостью песке Гаары послышались хлопки, цвет песка с нормального однотонного сменился на цветные пятна коричневого, зеленого, синего и красного оттенков, и, самое главное, из песка джинчурики повалил густой вонючий разноцветный дым. В нос Гаары ударили запахи тухлых яиц и подгоревшей пищи. Удивленный таким поворотом событий шиноби перенесся подальше от своей противницы, но от едкого вонючего дыма его это не спасло, поскольку большая часть пострадавшего песка была из его автозащиты и переместилась вместе с ним, продолжая испускать сей невыносимый запах.
Наблюдавшим за ходом спарринга инструкторам Нвону и Ревью стало понятно, что теперь джинчурики нужно «сменить» песок в автозащите, одновременно продолжая как минимум защищаться от пообещавшей проучить его тобоширки. Поскольку Нвон и Ревью опасались, что при попадании в экстремальную ситуацию Гаара может начать использовать силу Шукаку и дать полностью пробудиться однохвостому Биджу, то решились вмешаться и объявить техническое поражение Сабаку но Гаары.
Джинчурики воспринял новость о своем поражении спокойно, а вот тобоширка взбеленилась.
- И Вы это называете жестким спаррингом?! – набросилась Аира на инструкторов. – Это был всего лишь разогрев, мы даже не начали использовать по-настоящему мощные техники! «Только я собралась его поджечь, как спарринг остановили. Всё веселье обломали!»
- Я сказал, достаточно. Если будешь продолжать спорить, то я напишу о твоем поведении вашему клановому совету, - произнес Ревью, имеющий богатый опыт общения с шиноби клана Тобоширо, и знающий, как их можно урезонить. – И кстати, ты можешь внятно сформулировать, чем именно Сабаку но Гаара оскорбил клан Тобоширо. Может, ты просто сорвалась на нем после заключения?
«Вот и аукается мне репутация безмозглой флиртоманики», - мрачно подумала Аира.
- Как Вы можете так говорить, Ревью-сан, - сладко улыбаясь, пропела куноичи в ответ. – Невзирая на мою просьбу, Сабаку но Гаара продолжил нагло тратить чакру прямо перед нашим спаррингом. Тем самым он как бы демонстрировал, что может потратить чакру перед боем со мной, и это никак не скажется на результатах нашего спарринга. Естественно, я расценила данное поведение как сомнение в моих боевых способностях, и, следовательно, сомнение в клановой подготовке Тобоширо. Что это как не оскорбление клана Тобоширо? Ведь всем известно, что право носить фамилию Тобоширо мы доказываем в ходе различных экзаменов. Шиноби Тобоширо просто не тот противник, к спаррингу с которым можно позволить себе не готовиться!
- Разве нельзя получить фамилию Тобоширо по праву рождения? – с искренним любопытством в голосе спросил Гаара, из вежливости стоя с подветренной стороны.
«?!»
- Только не говори мне, что ты никогда не слышал про клан Тобоширо, - возмутилась Аи. – Наш клан один из сильнейших кланов шиноби страны Ветра, неужели в Суне про нас забыли?!
- Я слышал о вашем клане лишь несколько слов, - спокойно ответил джинчурики песка.
- Вы же живете в одной палатке, не так ли? – перебил намечающуюся лекцию куноичи о родном клане Ревью. – Вот попозже ему про свой клан и расскажешь. А сейчас Гаара-сан займется чисткой своего песка, а ты пойдешь вместе с Нвоном на двенадцатый полигон и потренируешься там.
«Надо будет намекнуть дядюшке, что надо дать нашей молодежи возможность показать себя в Суне, совсем обнаглели, забыть про нас лишь потому, что мы живем в другом месте», - подумала куноичи, послушно следуя за инструктором на двенадцатый полигон.

- Мисчи, понимаешь ли ты значение слов «быть истинным тобошорцем»? Это высшая похвала, которой ты или любой другой член нашей семьи может быть удостоен. Этими словами нельзя разбрасываться просто так, нужно заслужить как право услышать их в свой адрес, так и право произнести их. Никогда не забывай об этом. Истинный тобоширец силен, храбр и всегда верен себе. Да, Мисчи, ты не ослышалась, себе, а не служению в виде клана, лидера или религии. Счастье в этой жизни – вот под каким девизом в свое время объединились основатели нашей семьи. Они многое перенесли до того, как встретились, и решили попытаться сохранить все лучшее из жизни свободных наёмников в своей новой семье. Как видишь, им это вполне удалось.

Нельзя быть полностью свободным, а полностью рабу жизнь не мила, да и не к чему, если честно. Основатели семьи Тобоширо постарались сбалансировать личную свободу и ответственность перед кланом так, чтобы ограничение свободы было минимально. И заметь, Мисчи, за всю историю семьи Тобоширо у нас не было ни одного предателя. А все почему? А все потому, что каждому воздается по способностям и, самое главное, мы стараемся поддерживать все условия для счастливой полноценной жизни. У нас нет браков по договоренностям, у нас нет беспризорных детей и заброшенных пожилых людей. Мисчи, ты ведь по себе знаешь, что наши дети все время заняты теми или иными делами вместе со взрослыми, а значение слова «изгой» ты знаешь лишь из книжек. А ещё мы стараемся брать миссии повеселее, а не сидеть все время в своих крепостях. Также, у нас одни из самых больших исследовательских комплексов лабораторий и полигонов в стране Ветра, больше, и то не намного, есть только у Суны. Успехи нашей семьи в создании новых дзюцу поистине огромны. Наши медицинские разработки насколько хороши, что начинающие медики Суны проходят стажировку у нас в Санагакуре.
Мисчи, когда ты подрастешь, то рано или поздно услышишь презрительно-завистливые слова «клан Тобоширо пожирает таланты». Это не так, вернее сказать, не совсем так. У нас созданы наилучшие условия для исследовательской деятельности во многих областях, а также есть щедрое финансирование и возможность работать самостоятельно, а не протирать пробирки за старшими по званию на протяжении нескольких первых лет. При таких условиях нет ничего удивительного в том факте, что многие талантливые молодые ученые не хотят возвращаться назад в Суну или в свой клан и просятся к нам в семью.
Как ты знаешь, Мисчи, многие шиноби из нашей семьи увековечили свое имя, создав то или иное дзюцу. Одни шиноби разработали свои новые дзюцу самостоятельно, а другим нужна была помощь в тренировках. Были случаи, когда над известными и уважаемыми ныне шиноби смеялись в юности и никто не хотел помогать им в их тренировках по разработке того или иного дзюцу. Иногда такие шиноби приходили в Санагакуру и зачастую находили здесь не только помочь в тренировках, но и друзей, и даже вторые половинки. Поэтому нет ничего удивительного в том факте, что эти не признанные юные дарования, достигнув при помощи тобоширцев успехов, начинали считать Санагакуру своим домом и старались вступить в нашу семью.
Вот поэтому наш клан называют пожирателем талантов. Однако разве это верно? Ведь мы всего лишь создаем хорошие условия для развития талантов, нашей вины нет в том, что другие ленятся или не могут сделать того же. И мы вовсе не уничтожаем таланты, напротив, мы помогаем им развиваться.

Аира лежала на своем футоне с закрытыми глазами и мысленно разбила текст тетради своей бабушки, спасаясь от скуки. Она уже отзанималась, а её сосед все ещё не вернулся. «Хм, хорошие слова «у нас ни разу не было предателей». Только вот Рюген забыл упомянуть про отсеивание дурной крови и про экзамены на право носить фамилию Тобоширо. Естественно, что все, кого сочтут недостойными, слабовольными или подлыми, будут отсеяны. Жаль, что перед отъездом я выучила лишь первые три тетрадки. Впрочем, я же не сдала их в архив. А стоит ли вообще их отдавать? Похоже, в этих байках нет ничего важного или секретного, видимо, бабуля хранила их лишь из сентиментальных соображений» - тут куноичи почувствовала чакру джинчурики. Открыв глаза, Аи постаралась сесть в соблазнительную и при этом естественно выглядящую позу. Надо заметить, куноичи уже успела поменять практичные штаны на короткие шортики в облипку.
Вежливо постучавшись и получив ответ в виде напевного «войдите», Гаара зашел в палатку.
«Кажется, я несколько перестаралась», - невольно поморщившись из-за неприятного запаха, подумала тобоширка.
- Я могу переночевать на улице, - спокойно сказал шиноби, заметивший реакцию своей соседки.
- Вот ещё, я не сахарная, не растаю, - возмутилась Аи. – К тому же мне не привыкать к запаху детской шалости, это одна из любимых каверз детей нашего клана, поскольку её легко изготовить. Скажи, ты правда совсем ничего не знаешь про мой клан?
- Сказали лишь, что тобоширцы сильны, любят жесткие спарринги, и что среди вас нет кукольников, – дипломатично умолчал Гаара о негативной информации. – Клан Тобоширо является одним из кланов шиноби страны Ветра со времен основания Суны. Но ещё при первом казекаге вашему кланы были пожалованы земли на севере и там вы основали своё собственное поселение – Санагакуру, известную также как «запасная Суна».
- Ясно, значит, тебе наговорили о нас кучу грязных сплетен, приправленных нытьем «почему они такие сильные», после чего ты из любопытства слазил в библиотеку, - сделала не совсем верный вывод Аира. – Кукольников среди нас нет потому, что, во-первых, мы предпочитаем ближний бой и с детства делаем упор на тайдзюцу. В нашем клане все дети начинают тренироваться с малых лет. Даже игры, в которые дети играют, разработаны специалистами и не заметно помогают тренировать скорость, силу, выносливость, меткость. Все с детства знают, что право быть тобоширцем надо заслужить и очень стараются, никто не хочет провалить экзамен на право носить фамилию Тобоширо. Во-вторых, у нас есть ленточники, они появились в клане Тобоширо ещё до нашего прибытия в Суну. Кстати, ленточники и кукольники обожают сражаться друг с другом, доказывая своё превосходство. Ленточники побеждают чаще. Внутриклановые экзамены на повышение звания очень суровые, поэтому не надо недооценивать наших джонинов. Можешь не разогреваться перед спаррингом, если ты так привык, но вот тратя чакру прямо перед боем со мной без особой причины, ты тем самым высказываешь мне свое пренебрежение как противнику. Естественно, я не могу проигнорировать подобную наглость, - сказала Аира. – Вообще, если тебе интересно узнать побольше о моем клане, можешь заглянуть в Санагакуру. Уверена, тебе там понравиться.
- Я всего лишь медитировал, - бесстрастно ответил джинчурики Шукаку.
«Опять он заладил своё!».
- При настоящей медитации чакра не тратиться, - возразила тобоширка, начиная ласково скалиться, поскольку ей показалось, что над ней издеваются.
- Я медитирую так, - спокойно ответил Гаара.
«Ммм? Он же джинчурики, вдруг его так сильно искорежили, что он действительно не может по-другому?» - невольно задумалась мгновенно успокаивавшаяся и проникшиеся сочувствием к Гааре Аира. «Да и своим невниманием злит он меня больше как девушку, а не как куноичи».
- Мне понравиться в Санагакуре? Почему ты так считаешь? – спросил джинчурики Суны.
- Потому что у меня дома на тебя не будут смотреть как на монстра, - честно брякнула куноичи в ответ, безо всякой деликатности и подготовки.
- Несмотря на все мои деяния? – тихо спросил шиноби.
- Ты же был всего лишь на всего ребенком, а дети часто бывают жестокими, если ими не заниматься, - пожала плечами Аи в ответ. – Виноваты те, кто не смог найти тебе подходящего наставника. Да и вообще, дети плохо понимают, что такое боль, смерть, сочувствие и сострадание. Чаще всего их надо этому учить. К тому среди убитых тобой шиноби тобоширцев нет.
- Понятно. - Гаара полез в стеллажи со своей одеждой, показывая тем самым, что разговор окончен. Только вот он не учел, что столь быстрое окончание разговора не входило в планы его соседки.
- Гаара-сан, а Вам разрешили посещать город? – спросила куноичи, откидываясь назад и опираясь на локти, чтобы футболка хоть немного натянулась и подчеркнула очертания её грудей.
- Что ты хочешь? – спросил парень, не оборачиваясь.
- У меня внезапно закончились все припасы, не мог бы ты прикупить новые? Список и деньги я дам, - мило улыбнулась Аи.
- Ты извела все припасы на детскую шалость, из-за которой я пропах насквозь, а теперь просишь меня купить тебе новые запасы, правильно? – спросил Гаара, продолжая рыться в своем стеллаже.
«Ууу, разве можно говорить без малейшей интонации таким голосом? Вообще не могу просчитать его настроение».
- Торжественно обещаю не использовать больше против тебя вонючую версию детской шалости, - как можно более милым голоском пропела куноичи.
- То есть ты могла бы не делать столь сильно пахнущий дым? – Гаара наконец-то повернулся назад к собеседнице. – Обойдешься.
- Ну ладно тебе, не будь таким вредным, - обольстительно улыбнувшись соседу, Аира плавным движением встала со своего футона и, покачивая бедрами, сделала два шага по направлению к парню. Продолжая мило улыбаться, Аи подошла вплотную к Гааре, взяла его за руку и приложила к своей груди [Именно к груди, а не к бюсту! К месту ниже шеи и выше бюста]. – Пожалуйста, Гаара-тян.
И тут Гаара отшатнулся от куноичи и песчаным вихрем унёсся из палатки в неизвестном направлении. Нет, такой полусенсор, как Аи, конечно, смогла бы его выследить, но ей было не до этого.
«Меня отвергли? Меня отвергли столь брезгливо …» - в шоке подумала куноичи. «Я… я дура, надо было стараться понравиться ему постепенно, а не давить так сразу и сильно», - с этими мыслями Аи в слезах загасила лампу и бросилась на свой футон.

fan-naruto.ru

Минус на минус, аккорды для гитары

Intro: Am F C G

Am                
Ты любишь чёрное я белое, я трус ты смелая
F
Я слишком опытен в любви, ты слишком не умелая
C 
Ведь мы не гордые, но первый шаг не делаем.
G
Почему? Ответ прост ты любишь чёрное я 
Am
Мои глаза зелёные увы не карие.
F
Поверь я тоже человек хоть и не бывал в Италии
C
Я ненормальный псих, но за то я помню точно ты 
G
Любишь Альпен гольд клубныйчный а я молочный

Am
Ты любишь чёрное я белое,я трус ты смелая, 
F
Я постоянно позади ты постоянно первая
C
Я через чюр себя жалею ты не можешь слушать
G
Я всё могу сломать но и ты умеешь рушить

Am
Ты хорошо воспитана, а я какой-то трудный, мои 
F
друзья бандиты твои подруги куклы.
C
Мне нравится на Севере ты хочешь жить на Юге.
G
Мой брат мешает жить твоей лучшей подруге, 

Am
Что-бы меня разлюбить чтоб я казался гадким
F
 ты на листке писала все мои недостатки
C
А я люблю в тебе всё губы, глаза ресницы  
G
и даже твои странные не ровные мизинцы.

Припев:
Am                                 F                 C
Минус на минус плюс я клянусь мы с тобой идеальная пара
                                             G
Ты любишь радость я люблю грусть, значит зачем то так надо 
Am                                     F
Минус на минус плюс на всю жизнь не потушить нам пожара 
C                                 G
Ведь от судьбы не убежишь ты сама так сказала

Am
Я пламя ты вода, ты однолюбка я бабник
F
Там где всегда вода ты океан я Титаник
C
Ты любишь прямо всё, а я безнадёжный романтик
G
Я тоже человек хоть и не бывал на Мальте

Am
Я не ценю доброты, ты не ценишь заботу
F
Я остался в России, ты уехала в Европу
C
ты живёшь в надёжности, я живу в риске
G
Я люблю искуство, ты любишь Английский

Am
Не выйдет ничего? ну чтож мне даже не жаль
F
Врятли другой будет любить ходить с тобой в Летуаль
C
Я мечтаю о сцене, ты о журнальной обложке 
G
Но в мире могут жить даже собака с кошкой

Am
Может и глупо начинать всё в сотый раз сначала
F
Но я всегда буду рядом у твоего причала
C
Я учился не очень и алгербу не люблю но Валентина 
G
Григорьевна сказала что минус на минус плюс 
G
Элементарная математика

Припев:
Am                                 F                C
Минус на минус плюс я клянусь мы с тобой идеальная пара
                                             G
Ты любишь радость я люблю грусть, значит зачем то так надо 
Am                                     F
Минус на минус плюс на всю жизнь не потушить нам пожара 
С                                 G
Ведь от судьбы не убежишь ты сама так сказала

Am
А оно пылает пламенем неугасным так сильно,
F
Будто облито тысячами литров керосина.
C
Да, было. Я признаю это, и наплевать мне.
G
Мои воспоминания в прошлом, где-то во тьме. 

Припев:
Am                                 F                C
Минус на минус плюс я клянусь мы с тобой идеальная пара
                                             G
Ты любишь радость я люблю грусть, значит зачем то так надо 
Am                                     F
Минус на минус плюс на всю жизнь не потушить нам пожара 
С                                 G
Ведь от судьбы не убежишь ты сама так сказала

amdm.ru

Минус на минус даёт _? Глава 2. ← Свои Персонажи ← Фанфики

Глава 2.
- Войдите! – раздражённо рявкнул Кансаши в ответ на очередной стук в дверь его кабинета. Да, разумеется, не предстало так вести себя начальнику тестово-подготовительного лагеря регулярных войск, но события вчерашнего дня полностью выбили сорокасемилетнего шиноби из привычной колеи, что было совсем неудивительно. С возрастом в зависимости от состояния здоровья и навыков шиноби переводились на более спокойную работу, Кансаши дорабатывал свой последний год в регулярных войсках и тут произошло два неприятных события в один день, теперь Кансаши ждал прибытия и разноса от вышестоящего начальства. Почему он рявкает, хотя в скором времени ожидается прибытие высокого начальства? Потому что его уже известили, что начальство прибудет завтра во второй половине дня, а не сегодня, так что сегодня вполне можно позволить себе порявкать на подчинённых, тем более, что, возможно, это предпоследний его день в должности главного распорядителя данного лагеря.
Когда Кансаши сообщили о прибытии из клана Тобоширо чересчур сексапильной и немного вульгарной куноичи, то он лишь отмахнулся от данной новости со словами «тобоширцы часто ведут себя буйно, но всегда отличаются отличной выучкой, так что она здесь на пару недель максимум». Но оказалось, что в этот раз клан Тобоширо прислал настоящую дуру! Честно говоря, Кансаши стал даже подумывать, не послали ли Аиру в регулярные войска в надежде, что она примет более-менее достойную смерть в каком-нибудь бою. Будучи довольно сильной, Аира Тобоширо оказалась слабым стратегом и плохим спарринг-партнёром, вдобавок в её личном деле была отметка-предупреждение о наличии дурной берсерчьей крови*. Зря, ох зря Кансаши-сан не отправил Аиру назад в клан, как только прочёл заметку про кровь берсерка. Вчера, как всегда травмировав очередного спарринг-партнёра, Аира была отправлена на одиночную тренировку (если Аиру не отправлять тренироваться, то она будет бесцельно бродить по всему лагерю и напропалую флиртовать со всеми шиноби, зля тем самым куноичи, а также вступать со всеми желающими в словесные перепалки). Судя по всему, проходя мимо двадцать первого полигона, язвительная куноичи не отказала себе в удовольствии отпустить парочку колких замечаний в адрес тренирующихся там троих шиноби клана Кожецу. В этот раз клан Кожецу прислал пятерых шиноби, но трое из них оказались скорее на уровне сильного чунина, чем специализированного джонина, в связи с чем им грозила переаттестация. Такие ситуации часто случались с членами маленьких кланов, когда клан пытался поднять себе репутацию, в том числе за счёт приписывания себе большего количества джонинов, чем у него есть на самом деле, забывая про тот факт, что в совете Суны не одни идиоты сидят. Поскольку подобного рода ситуации с маленькими кланами происходили не раз и не два, то совет Суны периодически пользовался своим правом заставить клан прислать определённый процент новоиспечённых джонинов для службы в регулярные войска. А уж в подготовительно-тестовом лагере сразу становилось ясно, в полку какого клана действительно прибыло, а кто себе силёнки подрисовывает.
Трое чунинов клана Кожецу отчаянно пытались стать сильнее, дабы пройти переаттестацию и не опозорить свой клан. Они каждый день тренировались до седьмого пота под руководством двух своих джонинов, но уже было ясно, что тест на джонина им не сдать. Вчера на девятнадцатом полигоне тренировался один чунин и один джонин, а на двадцать первом – один джонин и два чунина. Шиноби и сами видели, что надвигающаяся переаттестация принесёт родному клану позор, их нервы были на пределе и потому на язвительные замечания дерзкой куноичи они отреагировали довольно бурно и агрессивно. Словесная перепалка перешла в спарринг, в котором Аира, по обыкновению, травмировала часть своих партнёров, из-за чего вновь разгорелся словесный спор. Тут подоспели шиноби клана Кожецу с соседнего полигона. Затем начался настоящий бой, прибежавшие первыми куноичи с пятнадцатого полигона успели увидеть лишь как взбешённая Аира убивает последних двух противников. Куноичи оглушили ничего не соображающую, неподвижно стоящую после учинённой бойни Аиру и охраняли место инцидента до прибытия дежурных.
Когда Аира Тобоширо очнулась в наспех сооружённой камере предварительного заключения, то сообщила, что шиноби клана Кожецу первыми напали на неё и потребовали украденный у них свиток с тайными техниками их клана, хотя сама куноичи понятия не имеет, с какой стати в краже свитка обвинили именно её. Вначале Кансаши не особо поверил в слова провинившейся куноичи, но, на всякий случай, приказал вызвать всех на построение и обыскать лагерь. Свиток с символами клана Кожецу нашёлся в палатке шиноби клана Нигидзу, в этой же палатке нашлись лоскутки ярко-малинового топика Аиры Тобоширо. Кстати, в палатке шиноби клана Кожецу также нашлись обрывки топика Аиры. По всему выходило, что шиноби клана Нигидзу решили выкрасть свиток у шиноби клана Кожецу и подставить вспыльчивую недалёкую куноичи из клана Тобоширо, вот только всё пошло немного не так, как планировалось. Арестованные ниндзя отрицали свою вину, впрочем, разбираться во всем происшедшем и заодно в клановых сварах будет начальство, а не Кансаши-сан, так что для очистки совести Кансаши лишь велел тщательней вторично обыскать палатку Аиры. Плодом обыска палатки данной куноичи стал лишь длинный список косметики, ярких тряпок и эротического белья, причём комплектов последнего у куноичи оказалось больше, чем комплектов запасных кунаев, в связи с чем у исполнителей обыска и читателей отчёта невольно возникал вопрос, чем данная куноичи планировала заниматься в регулярных войсках, когда собирала вещи в поездку.
Дверь в кабинет главного распорядителя медленно распахнулась, и взору Кансаши-сана предстал его лучший помощник Римзу-сан. Римзу был немного смуглым высоким худощавым шатеном лет тридцати пяти на вид. Сейчас в его обычно спокойных карих глазах застыло некоторое беспокойство. Римзу тихо зашёл в кабинет, плотно прикрыл за собой дверь и негромко сказал:
- Кансаши-сан, к нам прибыл новенький из Суны.
? – Кансаши удивлённо посмотрел на своего помощника. Беспокоится в такое время всего лишь из-за очередного новенького? Но тут его озарила догадка. – Он что, из клана Кожецу или Нигидзу?
- Нет, к нам на обучение прибыл Сабаку но Гаара.
- Что?! – Тут ноги отказали и без того расстроенному главному распорядителю лагеря и он бессильно плюхнулся на свой стул. – Что он хочет?
- Джинчуурики хочет поступить в регулярные войска, - нейтральным голосом сказал Римзу. – Я уже велел поселить его в отдельной палатке и отдыхать ему весь первый день, но надо ведь ещё найти ему спарринг-партнёров и подобрать хотя бы одного инструктора.
- Его инструкторами могут быть Нвон и Ревью, а вот насчёт спарринг-партнёров действительно надо подумать.
- Может быть, попросим клан Тобоширо прислать кого-нибудь? – без особой надежды в голосе спросил Римзу.
- В связи с последними событиями это невозможно, ты и сам должен это понимать, - недовольным тоном ответил Кансаши-сан. – Ладно, найдём мы ему спарринг-партнёров, в конце концов, не могут же идти в регулярные войска одни трусы.
Часа через три осторожных расспросов выяснилось, что очень даже могут одни трусы идти в войска. Хотя, учитывая кровавую репутацию нынешнего джинчуурики Шукаку, это было не очень-то удивительно.
- Значит так, - сказал Кансаши своему помощнику, когда они вернулись в его кабинет. – Завтра Нвон и Ревью начнут проверять уровень его подготовки, а мы тем временем попробуем отыскать кого-нибудь храброго. Будем надеяться, что наши бравые подопечные не разбегутся под различными предлогами, когда по соседству с ними начнёт тренироваться наш глубокоуважаемый джинчуурики. Римзу, составь новое расписание тренировок таким образом, чтобы каждый имел удовольствие потренироваться по соседству с новеньким, заодно и привыкнут к нему, - не без некой доли злорадства в голосе велел Кансаши.
- Слушаюсь.

Мисчи, хотя основателей клана Тобоширо было пять, изображением гербовой печати нашей семьи является развёрнутый маленький веер куноичи с восьмью выдвинутыми лезвиями, три из которых обломаны. Как ты знаешь из курса школьной истории, вначале все основатели нашего клана состояли в команде наёмников «Гулящая катана», которая позже преобразовалась в клан Тобоширо. Но никакие записи об этом периоде жизни наших основателей не сохранены, известно лишь, что лидером «Гулящей катаны» была Мисаки, у неё было восемь отрядов в подчинении. Без сомнения, Мисаки была одной из сильнейших шиноби своего времени, со своими подчинёнными она по заказу уничтожила несколько разбойных кланов шиноби, ей доверяли заниматься охраной дайме стран среднего размера. Также она успела поучаствовать в нескольких мелких войнах разных стран. Мисаки погибла незадолго до основания первых скрытых деревень, будь она жива, по силе она бы не уступила первому казекаге. После её смерти, подробности который Зораму ни разу не пожелала мне рассказать, пятеро из восьми командиров «гулящей катаны» основали клан Тобоширо.
Злые языки завистников утверждают, якобы тобоширцы развратны и гуляют направо и налево так же, как делали это в свою бытность наёмниками. Разумеется, это ложь. Поскольку наёмники служили разным заказчиком за плату, они охраняли то одного, то другого. Таким образом, вполне можно сказать, что их оружие переходило из рук в руки вместе с ними, поэтому Мисаки и назвала свою команду «гулящая катана». Что касается репутации развратников, то нас наградили ею лицемеры. Как ты знаешь, Мисаки, в нашем клане не делается различий между детьми, рождёнными в законном и незаконном браках. И это правильно, ведь разве можем мы выбрать своих родителей и условия своего появления на свет? Но во времена основания нашего клана подобная простая мысль была революционной, наших шиноби тут же обвинили в разврате и обзаведением громадного числа внебрачных детей. Это ложь. Как ты прекрасно знаешь, в нашей семье крайне неодобрительное отношение к супружеской измене, а также к оргиям. Так же нашим шиноби и куноичи не позволено встречаться с двумя или большим количеством партнёров одновременно, обманывая тем самым своих возлюбленных. По завершению отношений и шиноби, и куноичи в течение трёх месяцев не должны встречаться ни с кем вообще, лишь убедившись в отсутствии беременности, они полностью прерывают свои отношения и могут считать себя свободными. Но, если в случае беременности во всех остальных кланах обязательно поднялся бы страшный скандал, завершившийся свадьбой, то в нашем клане пара сама решает, что им делать. Единственное, оба обязаны участвовать в воспитании ребёнка и заботиться о нем. Также мы всегда не против принять в клан талантливого сироту или отпрыска чьё-нибудь друга. Если во многих других кланах на подобное предложение раздастся раздражённое шипение, состоящее из фраз наподобие «свою кровь учить надо», «нельзя передавать секреты чужакам», то старейшины нашего клана рассматривают каждое дело отдельно и в подавляющем большинстве случаев разрешают принять ребёнка в клан, после чего отобрать у него фамилию Тобоширо становится практически невозможным. Это не удивительно, ведь наши основатели были связаны узами дружбы, а не крови. Основатели клана Тобоширо не стали ломать своим детям жизнь, заставляя их переженится меж собой «для укрепления уз новоявленного клана», как часто делают в случае новых объединений и что зачастую не идёт на пользу никому. Для нас главное быть тобоширцем по духу, и лишь затем по крови, запомни это.

Прикрыв глаза, Аира мысленно разбирала текст тетради своей бабушки. Естественно, куноичи не взяла тетрадь с собой из Санагакуры, но прочитать её дома взбудораженная девушка просто не успевала. Поэтому Аи просто-напросто мысленно сфотографировала оставшиеся непрочитанными записи и теперь, в спокойной обстановке временной камеры, представляла перед собой картинку текста и вчитывалась в него. [Многие шиноби специально тренировали свою память, они могли пересказать газетную статью или шифровку, бросив на неё лишь один взгляд. Так что в подобном умении куноичи не было ничего удивительного].

Подготовительно-тестовый лагерь регулярных войск три дня спустя. Высокое начальство провело в лагере целых два дня, всё это время Аиру и ниндзя клана Нигидзу постоянно допрашивали, впрочем, без применения каких-либо специальных средств. Также были вторично допрошены все остальные шиноби, находящиеся в лагере за день и в день инцидента в надежде, что кто-нибудь сможет припомнить какие-нибудь малозаметные детали происшедшего. Поскольку ничего нового расследование не принесло, то было решено следующее: во-первых, злополучный свиток доставят в Суну и там его вскроют специалисты, во-вторых, кланам Кожецу, Нигидзу и Тобоширо на два месяца запрещено посылать своих желающих служить в регулярные войска, шиноби Нигидзу пока что должны отправиться на выбор либо назад в клан, либо в Суну (разумеется, они «выбрали» второй вариант дабы не усиливать подозрения в адрес своего родного клана), в-третьих, Тобоширо Аира остаётся в регулярных войсках. Надо сказать, девушке не дали пинка под зад лишь потому, что не хватало спарринг-партнёров для джинчуурики. А поскольку безбашенность тобоширцев общеизвестна, то Аира не будет трястись перед джинчуурики или избегать его хотя бы ради того, дабы не прослыть трусихой, что для тобоширца крайне обидно и, по слухам, чревато внутриклановами наказаниями.
- Тобоширо Аира, на выход, - велел один из конвоиров. Куноичи послушно в очередной раз вышла из бывшего курятника, ставшего вначале складом, а затем камерой предварительного заключения. Аиру в очередной раз повели в кабинет главного распорядителя.
- Тобоширо Аира, расследование будет продолжаться ещё некоторое время, но пока что Вас признали невиновной и потому Вы получаете свободу, - тут Кансаши сделал паузу и внимательно посмотрел на куноичи, возможно, ожидая благодарности.
«Не дождёшься», - мысленно усмехнулась девушка, неподвижно стоя перед столом начальника, несмотря на довольно сильное желание нахамить Кансаши-сану. Ведь освободи он её вчера вечером, и она бы протёрла тело влажной губкой и переоделась бы в чистое ещё вчера, вместо этого куноичи пришлось скоротать очередную ночь на несвежем продавленном футоне в грязной одежде. Разумеется, Аи могла ходить в одном и том же по нескольку дней, но не любила делать так без необходимости. К тому же все эти дни в пределах досягаемости девушки не было ни одной расчёски, и потому ей приходилось распутывать волосы пальцами и делать высокий конский хвост вместо привычных и практичных узлов или косичек.
- Также твоё обучение не будет прервано, ты остаёшься в лагере.
«? В чём дело? Разве меня не должны были отослать в Санукагуру или Суну после случившегося?».
- Вижу, ты несколько удивлена, - сказал Кансаши-сан. – Кстати, будь осторожней в своих следующих спаррингах. И ещё, как ты, несомненно, помнишь, другие куноичи не захотели селиться с тобой в одной палатке, и потому тебе одной досталась палатка на четверых. Через два часа к нам прибудет партия новеньких, поэтому собери все свои вещи и отнеси их в палатку номер двадцать, она тоже рассчитана на четверых, но там уже есть один жилец. Впрочем, он с пониманием отнёсся к нехватке мест и согласен делить палатку с тобой. Поскольку вы разнополые, то в палатке, рассчитанных на четверых, будете жить вдвоём. Всё лучше, чем позволить тебе доводить до белого каления каких-нибудь невезучих трёх куноичи. Свободна.
Поклонившись, куноичи вышла из кабинета.
- Кан-сан, вы уверены насчёт её переезда в палатку джинчуурики? – спросил Римзу. – Я до последнего надеялся, что вы передумаете.
- Уверен. Вспомните, в сопроводительном свитке написано, что в последнее время джинчуурики стал менее замкнутым и пытается побольше общаться с окружающими. Кто знает, не станет ли Гаара но Сабаку вести себя как прежде, если ему не удастся обзавестись хотя бы одним собеседником? Конечно, вряд ли джинчуурики и Аира, столь разные по темпераменту и умственным способностям, смогут подружиться, но эта куноичи определённо компенсирует Гааре нехватку человеческого общения.

«Поселить меня в одной палатке с парнем! Они что, издеваются? Хотя, почему меня не отправили в Суну или Санакагуру? Может, меня заподозрили в обмане и решили подольше понаблюдать за мной? Фигушки, я с самого начала вела себя как недалёкая начинающая флиртоманка и буду вести себя так и впредь». - Злая как черт, немытая и не причесавшаяся куноичи носилась по всей, пока что своей палатке, торопливо собирая свои переворошённые вещи.
«Блин, я не смогу одеть своё белье, пока его не постирают. Его же трогали, а я не буду одевать облапанный неизвестно кем лифчик и трусики! Может, они его слюной закапали. Ксо, вещи в прачечную можно было сдать вчера и ещё через четыре дня. Ну, Кансаши, ну сволочь, ну удружил, гад! Блин, решено, нарежу себе из простыней косимаки** вместо трусов и попрошу пару маек или хотя бы футболок у своего соседа! И пусть только попробует отказать мне, убью если не физически, то морально!» - с этими мыслями Аира решительно взвалила на себя громадный узел своих вещей и с грозным видом быстро пошла к палатке номер двадцать. Палатку куноичи не нашла, поэтому ей пришлось со всей кипой вещей топать через весь лагерь к столику дежурного и спрашивать, куда испарилась палатка номер двадцать (все шиноби и инструктора были на тренировках, поэтому больше спросить дорогу было не у кого).
«Что за ерунда?» - удивилась Аира, когда услышала от дежурного, что двадцатую палатку поставили слева от домика штаба, в то время как все остальные палатки были расположены справа. «Может, меня хотят устранить? Да нет, слишком примитивно. Но тогда почему меня селят так обособленно? А, точно, за мной же должны присматривать. Интересно, мой сосед действительно новенький или же шпион? Точно, точно, меня поселили со шпиком! Ну, держись, я тебя доведу если не до инфаркта, то до заикания! Хотя, далеко не все мужчины легко ведутся на женские уловки», - и лёгкий вздох. «Блин, небось подселили ко мне какого-нибудь холоднокровного гада! Ксо, у меня запасных кунаев мало, надо прикупить. И ядов мало, и аптечка тоже полупустая. И всё ради достоверности образа дуры, потому что только полная дура возьмёт на службу шмотья больше, чем по-настоящему необходимых шиноби вещей! А в город меня отпустят нескоро, если вообще отпустят». - Слегка взгрустнув, куноичи закончила раскладывать вещи и наконец-то занялась собой.
Вначале Аира разделась догола и с удовольствием протёрла своё тело влажной губкой и вытерлась чистым махровым полотенцем (принадлежащим её соседу и взятому без спросу с крючка), затем сделала себе косимаки из простыни и одела их, после чего неохотно одела прежнюю футболку, которую не меняла уже трое суток. Зато штаны Аира одела чистые. Затем девушка тщательно несколько раз расчесала волосы и уложила их в практичный элегантный узел, закреплённый особыми шпильками, которые при необходимости можно попытаться использовать как отмычки к кандалам, после чего ловко украсила причёску своими любимыми кансаши.
«Ну вот, теперь я чувствую себя почти как человек. Интересно, нам выдадут перегородку или же мне придётся смущать соседа каждый раз, когда я захочу переодеться или вымыться? А если он не смутиться или наоборот захочет присоединиться? Ксо, какими же словами послать гада, если он окажется холоднокровным? Ведь если он холоднокровный тип, то такая девушка, как я, сейчас должна буду постараться его соблазнить хотя бы для того, чтоб обломать и повысить тем самым свою самооценку», - задумалась девушка над возникшей дилеммой. [Ах да, чуть не забыла рассказать про палатки. Палатки в лагере были не низенькие походные, а высокие и основательные. Внутри палатки было уютно и безветренно, даже высокий человек мог ходить не нагибаясь. Палатки ставили на предварительно выровненную землю, тканевый пол являлся неотъемлемой частью палатки. При входе каждая палатка имела мини-тамбур, в котором можно было разуться, прежде чем откинуть второй полог и пройти дальше. Вдоль двух стен стояли многоярусные полки, туда можно было складывать свои боезапасы и одежду. Самые маленькие палатки были рассчитаны на четверых, а самые большие – на восьмерых шиноби].
«Почему я вообще переживаю? Как говорила Тиру-сенсей, только ханжи и неумехи путают искусство соблазнения с банальным перепихом. Соблазнить не значит переспать! Более того, настоящие соблазнительницы способны очаровать мужчину, не дав даже притронуться к себе. Правда, я сильно не дотягиваю до уровня профессиональной соблазнительницы», - на этой мысли приободрившаяся было девушка снова скисла. «Тиру-сенсей всегда говорила, что мне лучше сражаться, а не пытаться заболтать противника. Что же делать? А ведь надо ещё одолжить у соседа парочку футболок. Ксо, и какими словами мне потребовать одежду у незнакомого человека? Попросить не могу, это будет грубое выпадение из образа. Как же мне встретить соседа? Если я ему сходу нахамлю, то чистых футболок мне точно не видать как своих ушей, следовательно, нужно его хотя бы смутить, а нахамлю ему попозже, когда футболку буду возвращать».

- Песчаная …
- Достаточно, не нужно разрушать манекены, - прервал Гаару инструктор Ревью. Джинчуурики молча сложил руки на груди в своём любимом жесте, а его песок неторопливо потёк назад в тыкву.
- Кстати, сегодня во второй половине дня у Вас наконец-то будет спарринг, - сказал Ревью. – Пока что можете отдохнуть и заодно сообщить Аире Тобоширо о предстоящем спарринге.
- Хорошо, - ответил Гаара и переместился к своей палатке.
«Что это за ощущение? Я никогда не чувствовали так много чакры в одном человеке», - облизнув враз пересохшие губы, куноичи с удивлением обнаружила, что непроизвольно обхватила себя руками. «Ксо!» - Аира быстро расцепила руки и встала. И как раз вовремя – в палатку зашёл сосед Аи.
- Привет, - вежливо поздоровался Гаара со своей соседкой. «Похоже, она ещё не успела привести себя в порядок после заключения», - подумал джинчуурики, внимательно рассматривая красивую шатенку в несвежей футболке. – У нас будет спарринг через полтора часа. Если тебе надо переодеться, то я могу выйти, - сказав это, шиноби развернулся было к выходу, но тут же остановился, почувствовав, что его бесцеремонно схватили за рукав.
- Эй, ты даже не дождался моего ответа, - сказала куноичи голосом, полным возмущения и наигранной обиды, нахально тяня удивлённого и непривыкшего к такому обращению джинчуурики за рукав и вынуждая тем самым развернуться к себе. – И вообще, разве тебя не учили приветствовать своих соседей как-нибудь подружелюбней? К примеру, спросить, не нужно ли чего, обговорить условия совместного проживания. - Аира и сама уже чувствовала, что её заносит, но не могла остановиться. Этот парень, этот джинчуурики (она мгновенно узнала его по описанию и громадному количеству чакры) сразил её наповал. Вначале она потеряла дар речи при виде такого красавца и могла лишь молча смотреть на него, но затем он заговорил и его бархатный низкий голос добил её окончательно и бесповоротно. Девушке хотелось, чтобы парень говорил, говорил и говорил, неважно, что и о чём, лишь бы этот голос продолжал ласкать её слух и кожу, поэтому в надежде послушать ещё Аира стала засыпать Гаару вопросами.
- Ты хочешь о чём-то попросить? – спокойно спросил парень, невозмутимо отдёргивая руку и тем самым освобождая свой рукав из цепких пальчиков девушки.
- Тебя, - чуть было не брякнула девушка, но вовремя сдержалась.
- Да, дело в том, что вещи в прачечную можно будет сдать только через четыре дня. Не мог бы ты одолжить мне парочку футболок? – мило улыбаясь, спросила девушка. «Что я творю, что я ТВОРЮ?!! Нельзя, нельзя выпадать из образа нахальной флиртоманки и дуры!» - мысленно возопила Аира, продолжая мило улыбаться понравившемуся парню.
- Хорошо, - спокойно ответил джинчуурики песка и пошёл к стеллажам со своей одеждой, которой у него, стараниями Темари, было слишком много.
«Эх, чтобы такое умное и одновременно интересное, не занудное ему рассказать? Ну почему, почему его никогда не отправляли тренироваться в Санагакуру? Хотя, с другой стороны, там столько желающих бы на него нашлось, а здесь и сейчас я самая сексапильная куноичи в лагере, вдобавок мы живём в одной палатке! Этим грех не воспользоваться, со следующей получки я возблагодарю всех богов щедрым пожертвованием».
Тем временем, парень отобрал несколько более-менее подходящих Аире вещей:
- Держи.
- Спасибо, - ласково улыбнулась ему Аи, забирая у него с рук вещи и при этом как бы ненароком проведя пальцами по его руке. «А может, ему не нравиться, если девушка всё время улыбается как идиотка?»
- Я побуду снаружи, позови, когда переоденешься, - с этими словами симпатичный шиноби вышел из палатки, ни разу не оглянувшись.
«С его уровнем подготовки он здесь ненадолго. Нужно хорошо показать себя в спаррингах и почаще прогуливаться с ним по лагерю, тогда, с учётом его репутации, нас поставят в одну команду», - девушка мечтательно улыбнулась и тут же нахмурилась. «Ксо, у меня же миссия, у меня же образ! Ну не могу я хорошо показать себя в спаррингах, иначе клан подставлю», - в раздражении Аира отшвырнула снятую футболку прямо на пол, но затем, естественно, подняла её и положила в отделение для грязного белья. «Хотя, он же сильный, я могу не сдерживаться. К тому же, если мне удаться подстроиться под его песчаные техники и стать его идеальным напарником-дополнением, то тогда нас точно поставят в одну команду. А что, я ведь сенсор немного, для меня вполне возможно затеряться в его песке и подобраться к нему поближе, или же неожиданно атаковать противников из-за его песчаной завесы». Девушка мечтательно улыбнулась. «Эх, может мне стоить пару раз упасть на него ненароком в первых спаррингах? У него тёплые руки, а если провести рукой по его груди… Ксо, я дура, ведь так я просто порежусь о песок!»
Переодевшись в чистую футболку, Аира вышла из палатки и сразу же увидела джинчуурики песка, задумчиво смотрящего вдаль.
«Даже не оглянулся», - с невольной обидой и огорчением подумала Аи.
- Ты хочешь обговорить условия совместного проживания? – поинтересовался Гаара, по обыкновению продолжая смотреть куда-то вдаль, а не на собеседницу.
- Да. «Какой голос, какой голос! Какой приятный голос, но я не могу понять его интонацию – равнодушие, насмешка, ирония или что-то ещё?» Во-первых, предлагаю уважать личное пространство друг друга и не устраивать свидания в палатке. Во-вторых, давай не будем жмотами. Кстати, я у тебя полотенце одолжила до следующей стирки, ты же не против? В-третьих, нужно решить, будем ли мы делить на две части всю палатку или же просто сделаем закуток для переодевания и закуток для мытья. «Да посмотри же ты на меня, наконец!».
- Делай, как тебе удобнее, - равнодушно ответствовал джинчуурики песка, по-прежнему стоя спиной к собеседнице. – Только больше не бери мои вещи без спросу.
- Учту, - сладко пропела куноичи, фальшиво улыбаясь, и вернулась в палатку.
«Ксо, даже не смотрит на меня. Хотя, большинство людей не любит, когда их вещи берут без спросу. Но какой же он неразговорчивый», - размышляя так о Гааре, куноичи неторопливо чистила от пыли свою каму, в одиночестве пролежавшую три дня в одном из штабных помещений. И тут Аира почувствовала, что джинчуурики использует свою чакру. «?»
Мигом закинув каму за спину, куноичи как ошпаренная выскочила из палатки и чуть не задохнулась от бешенства.
«Какая наглость, он смеет тратить чакру прямо перед спаррингом со мной?! Он что, не во что МЕНЯ не ставит?!! Убью!»
- Что ты делаешь? – злым сдавленным голосом спросила куноичи клана Тобоширо, бесстрашно встав прямо перед лицом сидящего в позе лотоса джинчуурики Суны, окутывающегося песком.
- Медитирую, - бесстрастно ответил тот.
- Врёшь прямо в глаза? Как ты смеешь тратить чакру прямо перед нашим спаррингом? Я Тобоширо Аира, куноичи клана Тобоширо. Ты что, сомневаешься в уровне моей клановой подготовки? У меня звание джонина, если не хочешь, чтобы я размазала тебя по всему полигону, немедленно прекрати тратить чакру зря, сохрани её для нашего спарринга!
Во время горячей речи Аиры джинчуурики преспокойно продолжал медитировать, не поднимаю взгляда на лицо рассерженной собеседницы.
- У меня нет намеренья оскорбить тебя или твой клан, - спокойно ответил Гаара. – Моя медитация никак не скажется на нашем спарринге.
«Ах ты!» - Аира в бешенстве сомкнула правую руку на своей каме, крутанулась на месте и побежала обратно в палатку. «Никак не скажется, значит, ну погоди, я не я буду, если не размажу тебя по полю! Запасов мало, времени тоже, познакомлю-ка я тебя с любимой забавой наших детишек», - злорадно скалясь, Аи вывалила все свои запасы из аптечки и мешочка с различными ингредиентами на свой маленький столик и быстро начала что-то смешивать в небольших глиняных горшочках. «Будешь знать, как обзывать меня слабачкой! Ты почувствуешь силу моей семьи на своей шкуре», - при этой мысли глаза куноичи в очередной раз мстительно блеснули, после чего она разложила все свои припасы по горшочкам.

*берсерчья кровь – это выражение означает, что обладающий ею человек в определённых обстоятельствах может потерять над собой контроль. Отношение к подобной крови разное, одни считают её сильным недостатком и готовы чуть ли не истреблять всех её обладателей, а другие, напротив, культивируют в себе и в учениках её проявление, считая её показателем силы.
** косимаки – традиционные японские женские трусы. Японки умеют делать их из треугольных отрезов ткани (желающие увидеть фото косимаки, забейте их в поиск, я рисовать не умею).

fan-naruto.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *