Пятнадцать минут второго – ( ) / .

Пятнадцать минут второго — Евгений Красный


 
Ледяной свет Луны падает через деревянную оконную раму. Я смотрю на часы. Пятнадцать минут второго. Большинство людей, живущих в этом же часовом поясе, уже давно спокойно спят, а я стою в своей бывшей квартире и смотрю на свежий труп моего старшего брата.
                Он валяется в пяти метрах от меня, поэтому я не вижу дыры от пули в его черепе. Зато хорошо вижу, как всё ещё дымиться его голова.
                Всего пять минут назад он пришёл сюда и стал орать и размахивать пушкой. Теперь он труп.
                Я смотрю на часы. Девятнадцать минут второго. 
                Я тоже мог бы давно спать, но всё ещё стою и смотрю на тело. Очень сложно отвести взгляд от настоящего трупа. Смерть очень завораживает.
В художественном колледже говорят, что, чтобы научиться хорошо рисовать, нужно, если есть свободная минута, садиться и рисовать всё, что видишь. А если ещё и вдохновение есть, то садиться и рисовать нужно обязательно.
Если бы можно было, я взял бы сейчас холст и сделал набросок.
                Ну а я ведь никуда не тороплюсь? Философия древних греков заключалась в том, что не нужно никуда торопиться, жизнь и так коротка, нужно наслаждаться ею. Почему бы мне последовать этой философской теории прямо сейчас? Ведь и нужно то всего пару минут.
Когда я переезжал, забрал не всю бумагу. Проблема в том, что она находится в шкафу, который сейчас забрызган мозгами моего покойного братца.
                Я неуверенно делаю несколько шагов прямо, в сторону шкафа, который за трупом.
                Стоп.
А может, не надо? Соседи наверняка слышали выстрел, возможно, полиция уже едет.
                А может быть никто и не подумал, что это был выстрел. Мало ли, может я решил поесть по среди ночи и кастрюлю уронил?
                Я иду к шкафу. С ольховой дверцы стекает красная каша. Главное не заляпаться.
                Я беру самое подходящее, что нашёл – блокнот и огрызок карандаша, и шагаю назад, на место, где стоял, когда мой брат умер.
                Я сажусь на стул, открываю блокнот, кладу его на колено и делаю первые пару штрихов.
                Тим – так звали моего брата пятнадцать минут назад. Да, его и сейчас так зовут, но, если бы я тогда произнёс это имя, он бы сказал «А?». А сейчас?
                — Тим. – говорю я.
                Тишина.
                — Тим.
                Тишина.
                Я невольно улыбаюсь. Он не говорит «А?», как всего говорил, когда его звали. Всё потому, что с ним произошло маленькое чудо. Внутренности его черепа оказались снаружи благодаря пуле, выпущенной из… пистолета. Не знаю, в каком именно, я не разбираюсь в оружии.
                — Тим, ты сам виноват. Я ведь тебя предупреждал.
                Тим не слышит. И никогда больше не услышит.
                Хотя я говорил, чтобы он успокоился и убрал ствол. А он не слушал, и, видимо, не хотел слышать. И вот, он добился своего, теперь он не услышит больше ни слова.
                Я зарисовываю плечи моего брата.
                Ему все говорили, что наркотики его погубят. Все, кроме меня. Я не мог знать наперёд, но оказался больше прав, чем все остальные. Порой такое бывает: ты ничего не делаешь, и это даёт больший результат, чем если бы делал.
                Я заканчиваю рисовать голову.
Рисовать карандашом на колене в мятом блокноте жутко неудобно. Грифель карандаша обламывается, и я смотрю на тёмно-серые крошки вокруг жирной точки на бумаге, куда упирается обломок.
                Вот незадача, а точилки и нет. На кухне должен быть нож. Нужно заточить и закончить.
                Я поднимаюсь и прохожу мимо братца, а он лежит раскинув руки в стороны и смотрит в пол.
                Вернее, уже никуда не смотрит, он труп. А был бы жив, непременно повернул бы голову в мою сторону и спросил, чего это не спится мне так поздно.
                Я автоматически смотрю на часы. Без пятнадцати два.
                — Да вот, не спится, — отвечаю я на вопрос Тима, который прозвучал только в моей голове, и который Тим больше никогда не задаст. – Тебя рисую.
                Пока прохожу на кухню, я вспоминаю, как в детстве, когда я только начинал учиться в художественной школе, Тим просил меня нарисовать его. Мне тогда было лет десять, а ему, выходит двенадцать. Я вредничал и не соглашался, а он каждый раз обижался и вредничал в ответ. Потом мы так и забыли его просьбу. А вот теперь я вспомнил.
                Луна светит прямо в кухонное окно и поэтому, хотя свет и не работает, всё равно достаточно светло.
Я ищу нож в ящике стола, но нахожу там только полупустую коробку сигарет и зажигалку в ней. Что там говорит философия эпикурейцев? Жизнь коротка, так не надо никуда не спешить, а лучше наслаждаться жизнью прямо сейчас?  Я закуриваю.
                Стоп.   
Вот ведь ирония: получая удовольствие от одного из даров жизни, я этим самым жизнь укорачиваю.  Наверное, я ничего не понимаю в этой философии и следую ей слишком буквально. А, и плевать.
Я затягиваюсь и подхожу к кухонному столу, заваленному грязной посудой. Из-под кастрюли с прилипшими макаронами и засохшим кетчупом сверкает лунным отражением лезвие большого ножа. Удивительно, что он то довольно-таки чистый, в отличие от остальной посуды на столе.
Я, аккуратно, чтобы не порезаться, берусь за лезвие и тяну на себя. Кастрюля съезжает к противоположному от меня краю столешницы и опасно балансирует на краю. Я наблюдаю за этим.
После гробовой получасовой тишины, грохот удара кастрюли об пол кажется раскатом грома. Гравитация победила.
Прилипшие макароны брызнули с дна кастрюли прямо мне на ботинки, оставив на них следы засохшего кетчупа.
Я смотрю на свои ботинки и вид красных пятен напоминает мне о брате, лежащем в соседней комнате. Сейчас он должен был бы крикнуть «Ты охренел? Хватит греметь среди ночи!» Это обычная реакция нормального человека. Но теперь он уже никак не отреагирует.
— Ты там охренел?
Я вздрагиваю от неожиданности
— Время видел? Хватит греметь среди ночи!
Но это не брат, это сосед орёт и стучит в стену. Обычная реакция нормального человека.
Я начинаю точить карандаш. Сейчас сосед, как и обычный нормальный человек, должен лечь спать. А если он придёт, у меня будут проблемы.
Я точу карандаш с другой стороны. Ошкурки сыпятся прямо на пол.
Когда мне кажется грифель достаточно острый, я аккуратно кладу нож на стол, стараясь больше ничего не уронить. Иначе, точно кто-нибудь придёт. Придётся объяснять состояние моего брата.
Я прохожу обратно на место и сажусь на стул.
В комнате стало немного светлее, Луна на небе поменяла положение.
Я сижу и смотрю на Тима, жду, пока глаза привыкнут к сумраку этой комнаты.
— Ты ведь знал, что я не люблю показухи, — говорю я мёртвому Тиму.
Все знают, что он был неуравновешен. Психически неуравновешен, как и я. Все боялись его раздражать, ведь он становился неадекватным, когда злился. Все боялись, но не я.
— А я знал, что то, что ты делал, всего-навсего показуха. Ну… я так думал. Кто теперь разберёт?!
Я только сейчас заметил, что точка на листе в том месте, где сломался карандаш, находится именно в том месте, где я должен был нарисовать дыру от пули в голове брата. Надо же, как сложилось.
— Знаешь, мне просто надоело постоянно бегать за тобой, — я разговариваю с мёртвым Тимом. — Старшим братом был вроде бы ты, но на самом деле я. Разе это честно?
Час назад Тим стоял в пяти метрах от меня, орал, размахивал стволом, угрожал, а я стоял и слушал.
— Я попросил тебя убрать оружие, но ты не послушал. Чего ты хотел от меня? Сочувствия? Ты же знаешь, что я не могу. Мы с тобой оба ненормальные.
Это правда. Просто мой покойный брат – псих. В том понимании этого слова, которое говорит о повышенной нервозности и импульсивности характера. Мой брат был импульсивным психопатом.
Я тоже псих, но у меня немного другой диагноз. Диссоциальное расстройство личности. Мне плевать на чувства других, проще говоря.
Я заканчиваю набросок. На бумажке в блокноте практически нарисован лежащий на полу человек. Осталось нарисовать руки.
— Ты угрожал, что выстрелишь… О, это было так показушно! Ты ведь знаешь… знал…
Левая рука вытянута в сторону от тела. Ладонь чуть сжата в кулак, но не до конца.
                —  …ты ведь знал, Тим, что я не люблю показушность. Ты угрожал, что выстрелишь. Ты ведь знал, что я не буду тебя долго отговаривать. И я сказал «стреляй».
                Правая рука тоже вытянута в сторону, но согнута в локте. Пальцы сжимают рукоять пистолета.
                — И ты выстрелил. Кто ж знал, что ты не блефуешь?
                Теперь лужа крови, растекающаяся из-под головы, и гильза рядом с лицом. И рисунок закончен.
                Я встаю и подхожу к телу.
                — Знаешь, Тим, наверное, я должен извиниться.
                В углу рисунка я пишу «Прости, Тим. Твой брат», вырываю лист, а карандаш убираю за ухо.
                Когда я кладу рисунок брату на спину, мой взгляд случайно падает на пистолет. «Desert Еagle .50» написано на нём. Точно. Я только сейчас вспоминаю о том, что он всегда мечтал о таком в детстве потому, что такой же пистолет был у его любимого героя боевиков.
                Я смотрю на часы. Час пятьдесят девять ночи.
Ну что ж, вот я и нарисовал Тима, хоть и немного запоздало. Можно больше не обижаться. Прощай братец.
Я выхожу из квартиры на лестничную клетку и спускаюсь вниз.
               
                
 

avtor.tululu.org

2 часа 15 минут это сколько часов?

2 с четвертью или 2 целых и 1 четрвертая часа

Время мирное бомбешек нет

2 часа 15 минут: 135 минут

Воспользуемся методом пропорций. 1 час = 60 минут х часов = 15 минут (ведь нам надо узнать сколько часов составляют 15 минут, потому что «2 часа» — это и есть 2 часа, сложность только с 15 минутами) пропорция: 1 соотносится с х так же, как 60 соотносится с 15 1/х = 60/15 по правилам пропорции найдем х: х = 1 * 15 / 60 х = 15/60 х = 0,25 отсюда 15 минут — это 0,25 часа. В итоге ответ: 2 часа 15 минут — это 2,25 часа.

без сорока пяти 3 часа

touch.otvet.mail.ru

Выражение времени. Часы и минуты. Уровень 1. Time expressions. Hours and minutes. Level 1. — Russificate

Здравствуйте!

Сегодня наша тема – выражение времени в русском языке (часы и минуты).

1. Как спросить сколько времени

-Сколько времени сейчас?

-Который час?

-Не могли бы ли вы сказать, который час?

-У тебя нет часов, сколько сейчас времени?

– Да, сейчас полвторого (13.30)

Во сколько будешь завтракать?

Во сколько они уехали?

– Я буду завтракать В девять (09.00), без десяти восемь (07.50), в пятнадцать минут девятого (08.15), в полдесятого (09.30)

– В три (15.00), без десяти восемь (19.50), в полшестого (17.30), в двадцать минут второго (13.20).

2. Первого, второго, третьего, четвертого, пятого, шестого, седьмого, восьмого, девятого. десятого, одиннадцатого, двенадцатого

12.10 Десять минут первого

14.25 Двадцать пять минут третьего

16.17 Семнадцать минут пятого

Когда у нас первая половина часа, до 30 минут (например, 07.23, 09.13, 13.20 и т.д.) мы говорим время ВПЕРЕД, то есть мы говорим название СЛЕДУЮЩЕГО ЧАСА.

Это название мы говорим в Genitive как порядковое числительное (ordinal number).

В таких конструкциях ОБЯЗАТЕЛЬНО слово “минута”!

Напоминаю:

– 1 минутА

– 2-4 минутЫ

– 5-20 минуТ

3. Половина

03.30 половина четвертого (полчетвертого)

14.30 половина третьего (полтретьего)

17.30 половина шестого (полшестого)

Когда у нас есть ПОЛОВИНА, мы говорим слово ПОЛОВИНА, а потом порядковое числительное ВПЕРЕД (следующий час).

Короткий вариант “пол”: полчетвертого, полтретьего, полшестого. полдесятого…

4. После половины

19.40 без двадцати восемь

06.50 без десяти семь

07.45 без четверти (пятнадцати) восемь

03.35 без двадцати пяти четыре

Когда у нас есть время БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ, то мы говорим “без”, потом Genitive (cardinal number), потом обыкновенны номер СЛЕДУЮЩЕГО часа.

! Конечно, можно говорить время ПРОЩЕ:

07.40 семь сорок

15.30 пятнадцать тридцать или три тридцать

17.25 пять двадцать пять!

Но: русские ЧАЩЕ говорят время так, как я вам объясняла раньше, так что нужно обязательно это знать или хотя бы понимать.

Russificate. Learn Russian Online and On Skype.

Do you have questions about Russian language? Our teachers are ready to answer!

Ask them here!

learnrussianweb.net

Эх, вот раньше время было, правда? Как вспомнишь! Пятнадцать минут второго, например…

Дааа. Не то, что сейчас. А вот тогда — ммм…)

Да, тогда ты была такой молодой!

А сейчас кретив , ёпть .. <a rel=»nofollow» href=»http://time100.ru/fun.html» target=»_blank»>http://time100.ru/fun.html</a>

а 15 минут четвёртого !? ЧТО СЛАБО!!?)

да еще в пятницу!

Раньше я в это время только красилась, а щас уже часа два как умылась)

touch.otvet.mail.ru

без десяти семь,пятнадцать минут второго,двадцать минут девятого???помогите пожалуйста.

Ten to seven, one and a quarter (или one-fifteen или fifteen minutes past one), eight-twenty (или twenty minutes past eight)

без десяти семь — ten (minutes) to ten, пятнадцать минут второго — quarter past one (fifteen (minutes) past one), двадцать минут девятого — twenty (minutes) past eight.

kak slowno 🙂 eto tolko po grammatike v shkole mozgi parjat 🙂 vce visheskazannie perevodi pravilni no nociteli jazika predpochitaut govorit to chto vidjat 🙂 6.50 am ili pm i vce ostalnie v etom we rode. vce zavisit tolko ot vremeni sytok am — ot 00.00 do 12.00 pm — ot 12.00 do 00.00 i dawe ewto ne dobavljaut. esli vremja sprashivaut na ylice v dannyu minyty :))) xotja eti osnovi nado znat 🙂

touch.otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.